Результат поиска по библиотеке для текста:
Кто читал Четвероевангелие Л. Н. Толстого?
Книга:`Добро в учении графа Толстого и Ницше`
Толстой беспощаден. Нет ничего такого, чего бы он не уничтожил, если б оно явилось ему препятствием к достижению этой цели. И нет границ его душевному напряжению, когда речь идет об этом священнейшем его интересе. Лгать, притворяться, придумывать ложные факты - гр. Толстой не хочет и не может. Он пишет не для других, а для себя. Поэтому-то он не только не прибавляет своему Левину ни одного не принадлежащего ему качества, но и честно и откровенно изображает все его недостатки и смешные стороны. "Таков Левин, - говорит нам гр. Толстой, - и преувеличенно ревнивый, и эгоист, бегущий общественных дел, и неловкий, неотесанный бирюк - и тем не менее добро с ним, его жизнь имеет определенный смысл добра". Он не только устроил свою жизнь сообразно своим потребностям и желаниям, но он верно угадал, куда идти, что делать для того, чтобы добро было на его стороне. А "добро" - это и есть та могучая сила, которая делает Левина великаном в сравнении с другими людьми, ибо сильнее добра - нет ничего. И в момент появления "Анны Карениной" вы могли в чем угодно убедить гр. Толстого, только не в том, что добро не за Левина. Мало того, что за Левина - оно против всех, кто думает, чувствует и живет не по-левински; оно против Кознышева, Вронского, против Анны, и оно им отмстит, оно их накажет, как бы временно они ни торжествовали свою победу над Левиным. Левин словно плуг врезался в землю. Та сила, которая нужна была гр. Толстому - найдена и на его стороне. Все Вареньки, Сони и другие добродетельные существа служат не настоящему добру; ибо они не по-левински живут - и их валит гр. Толстой в одну кучу с Вронским и Анной. Для них не уготовлены трагедии и жестокие удары, но их постылое существование хуже какого угодно несчастья. Гр. Толстой никого из жертв своих не жалеет. Вы нигде не услышите у него мягких нот сострадания, которые так часто слышны в произведениях Диккенса, Тургенева и даже у эксперименталистов, например, у Золя и Бурже, никогда не пропускающих возможности подчеркнуть свои гуманные чувства. Гр. Толстому, может быть, это покажется странным, но многие читатели упрекают его в холодности, в бесчувственности, в черствости. Вести Анну Каренину под поезд и ни разу не вздохнуть! Следить за агонией Ивана Ильича - и не пролить ни одной слезы! Это кажется до того непонятным и возмутительным многим читателям, что они готовы даже отрицать художественный гений за гр. Толстым. Им представляется, что назвать гр. Толстого гением - значит оскорбить нравственность, ставящую впереди всех своих требований уменье сочувствовать несчастию ближнего. Они считают своей важнейшей обязанностью переводить гр. Толстого в разряд второклассных писателей, не могущих сравниться с Диккенсом или Тургеневым, полагая, что таким способом они отстаивают святое право сострадания. По их мнению, тот не может называться великим художником, кто не проявляет достаточно сочувствия к страданиям ближнего. И они - эти читатели - по-своему даже слишком правы. Они хотят быть сострадательными, потому что сострадание это все, что они могут дать от себя обиженным судьбой людям. Жалея несчастных, проливая слезы над погибающими - они успокаивают вечно тревожащие их упреки совести.
Найти книгу...
link
link
link
link
link
link
link
link
link
link
Книга:`Добро в учении графа Толстого и Ницше`Толстой беспощаден. Нет ничего такого, чего он не уничтожил, если б оно явилось ему препятствием к достижению этой цели. И нет границ его душевному напряжению, когда речь идет об этом священнейшем его интересе. Лгать, притворяться, придумывать ложные факты - гр. Толстой хочет и может. Он пишет не для других, а для себя. Поэтому-то он только не прибавляет своему Левину одного не Книга:`Добро учении графа Толстого и Ницше`Толстой беспощаден. Нет ничего такого, чего бы не уничтожил, если б оно явилось ему препятствием достижению этой цели. И нет границ его душевному напряжению, когда речь идет об этом священнейшем его интересе. Лгать, притворяться, придумывать ложные факты - гр. Толстой не хочет и не может. Он пишет для других, для себя. Поэтому-то он не только не прибавляет своему Левину ни одного не Книга:`Добро в учении графа Толстого Ницше`Толстой беспощаден. Нет ничего такого, чего бы он уничтожил, если оно явилось ему препятствием к достижению этой цели. нет границ его душевному напряжению, когда речь идет этом священнейшем его интересе. Лгать, притворяться, придумывать ложные факты - гр. Толстой не хочет не может. Он пишет не для других, а для себя. Поэтому-то не только прибавляет своему Левину ни одного
Сообщить администратору (пожаловаться на страницу)