Результат поиска по библиотеке для текста:
о чём батюшка разговаривает на исповеди? и может ли он там избить
Книга:`Пасха Красная`
Надела апостольник и удивилась — боль мгновенно прошла, и я блаженно уснула. Ехать в больницу нужды уже не было. Но наутро шоферу надо было заехать в больницу, и за послушание батюшке я решила показаться врачу. И тут мне промыли уши, извлекли оттуда немало парафина, а врач сказала, что я лишь чудом не потеряла слух. После этого на меня напал страх перед парафиновыми затычками. И когда нас послали за покупками для иконописной мастерской, я, не спросясь, купила магнитофон, решив, что буду работать в наушниках, слушая православные песнопения. О своей самочинной покупке я сообщила батюшке не на исповеди, а в обычном разговоре. Он сказал, что это воровство и надо покаяться на первой же исповеди. И тут началось худшее из худшего — упорство в грехе: я помнила лишь страшную боль в ушах и не хотела каяться. Наступило состояние такого духовного нечувствия, что я уже не считала грех за грех. Пришло время причащаться. Накануне вечером я написала исповедь, хладнокровно решив, что не буду каяться в этом грехе, находя ему множество оправданий. А ночью вижу во сне, будто я снова в Оптиной, а о. Василий с батюшками в тревоге обсуждают, как же исправить меня. Решили, что будут по очереди исповедовать меня в надежде пробудить во мне покаяние. Поисповедовалась я у первого батюшки, но утаила свой грех. Потом меня взял на исповедь о. Василий. Я опять теплохладно перечисляю грехи и не желаю каяться в воровстве. А о. Василий говорит мне сокрушенно: “Я даже не знаю, чем вам помочь”. Сказал он это с такой скорбью, что мне стало стыдно до слез. Раскаяние уже обжигало душу, но тут меня окликнул мой духовный отец и велел идти с ним по делам в скит. Помню, долго мы ходили по делам, а у меня одна мысль и страх — лишь бы успеть покаяться! Лишь бы о. Василий не ушел! Возвращаюсь, наконец, в монастырь и вижу — все батюшки давно разошлись и только о. Василий стоит у аналоя и ждет меня на исповедь. А у меня такая радость — успела! Спешу к о. Василию… и просыпаюсь от звона будильника, и бегу в храм, чтобы исповедать свой грех”.
Найти книгу...
link
link
link
link
link
link
link
link
link
link
Книга:`Пасха Красная`О своей самочинной покупке я сообщила батюшке не исповеди, а обычном разговоре. Он сказал, что это воровство и надо покаяться на первой же исповеди. тут началось худшее из худшего — упорство в грехе: я помнила лишь страшную боль ушах и хотела каяться. Наступило состояние такого духовного нечувствия, что я уже не считала грех за грех. Пришло время причащаться. Накануне вечером я написала исповедь, хладнокровно решив, что буду каяться этом грехе, находя ему Книга:`Пасха Красная`О своей самочинной покупке я сообщила батюшке не на исповеди, а в обычном разговоре. Он сказал, что это воровство и надо покаяться на первой исповеди. И тут началось худшее худшего — упорство в грехе: я помнила лишь страшную боль в ушах и не хотела каяться. Наступило состояние такого духовного нечувствия, что я уже не считала грех за грех. Пришло время причащаться. Накануне вечером я написала исповедь, хладнокровно решив, что не буду каяться в этом грехе, находя ему Книга:`Пасха Красная`О своей самочинной покупке я сообщила батюшке на исповеди, в обычном разговоре. Он сказал, что это воровство надо покаяться первой же исповеди. И тут началось худшее из худшего — упорство грехе: я помнила лишь страшную боль в ушах не хотела каяться. Наступило состояние такого духовного нечувствия, что я уже считала грех грех. Пришло время причащаться. Накануне вечером я написала исповедь, хладнокровно решив, что не буду каяться в этом грехе, находя ему
Сообщить администратору (пожаловаться на страницу)